Документальные свидетельства

 об истреблении орловского духовенства

 в 20-30-е  годы ХХ века

Начиная, с 1992 года, когда открыли доступ к ранее секретным архивам, историки получили возможность не только получить сведения о жестоких гонениях на Церковь, но и понять скрытые от посторонних глаз механизмы государственно-партийной работы направленной на ликвидацию Русской Церкви, как самой крупной и влиятельной конфессии в Советском Союзе. Содержание, методы борьбы и её последствия в отношении Церкви никогда ранее не раскрывались и были строго засекречены. Внешне они выражались в форме идеологической пропаганды и атеистического воспитания. На практике без широкой огласки проводилась политика иного рода, где широко использовались методы насилия и даже физического уничтожения священнослужителей и активных приверженцев православной веры.

В своём стремлении отделить Церковь от государства, партия большевиков сразу же приступила к формированию законодательной базы антицерковной направленности. Издание декрета СНК от 20 января (2 февраля) 1918 года «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» вызвало протест со стороны, проходившего в то время в Москве Православного Собора, назвавшего этот закон как «злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против неё гонения»[1]. Сущность установившегося в то время политического режима заключалась в богоборчестве, в конечном итоге уничтожения всякой религии. Русская Православная Церковь, являвшаяся наиболее крупной и влиятельной религиозной, духовно-нравственной силой общества, рассматривалась большевиками как главное идейное препятствие господству основанной на классовой борьбе коммунистической идеологии. Повсеместно, в условиях полного произвола и беззакония, закрывали церкви и монастыри, имущество конфисковывали, а духовенство подвергалось арестам и даже расстрелам. Репрессии против духовенства и погромы не ослабли и после того, как патриарх Тихон 25 сентября 1919 года опубликовал Послание «О прекращении духовенством борьбы с большевиками» [2]. Всего по России, по неполным данным, общее число жертв среди духовенства и мирян, стоявших вне гражданской войны, с октября 1917 по конец 1921 года превысило 10 тысяч человек[3]. Сюда не входят священники, погибшие в рядах белого движения[4]. К концу 1921 года в Советской России было закрыто 600 монастырей, многие из которых обладали большой исторической и культурной ценностью [5].

Данные процессы активно проходили и в Орловской губернии[6]. Например, в г. Мценске 3 июля 1919 г. местные власти надругались над находящимися в монастыре мощами святого Кукши, старинную икону святого Николая Угодника бросили в реку. Тогда же, в 1919 году мощи святого Тихона Задонского изъяли у церкви и передали в музей, а в г. Орле начали громить Успенский мужской монастырь. На бывшей территории Орловской губернии документально подтверждается убийство осенью 1917 г. священника Григория в с. Цветынь Орловского уезда, игумена Гервасия – настоятеля Брянского Севского монастыря, священников: Василия Осипова в с. Дровосечном Малоархангельского уезда, Михаила Тихомирова в г. Ельце и Василия Лебедева в селе Сетном Севского уезда, ранее служившего в Ливенском уезде, известного, патриота, твердо стоявшего за православную веру. При нападении на дом священника с.Троицкого-Кудинова Ливенского уезда Михаила Петровского, 25 июня 1918 года, грабители, уходя, бросили бомбу и убили его девятилетнюю дочь. Сам отец Михаил был арестован большевиками и находился в городе Ливны. В тот же период в Орловский центральный работный Дом были заключены монахи Бело-Бережной пустыни игумены Корнилий и Маврикий, а также иеромонахи Ипполит, Климент, Иоасаф и Павлин. Среди принявших мученический венец были известные иерархи Русской Православной Церкви, жизнь и детальность которых оставила глубокий след в становлении и утверждении Православия на Орловской земле. Первым иерархом Русской Православной Церкви, который был расстрелян по официальному приговору советской власти в 1918 году, стал бывший епископ Орловский и Севский Макарий (Гневушев.). В годы сталинских репрессий та же участь постигла митрополита Серафима (Чичагова), архиепископов: Серафима (Остроумова), Александра (Щукина), епископа Иннокентия (Никифорова). Священник Иоанн Панков и его сыновья Николай и Петр были убиты в 1918 году. Почти все они причислены к лику святых Русской Православной Церкви.

После окончания гражданской войны, под предлогом борьбы с голодом, началась кампания по изъятию музейных и церковных ценностей. В ответ начались волнения верующих. По данным центральной прессы, в это время произошло 1414 столкновений между представителями власти и прихожанами церквей[7] . По всей стране начались судебные процессы по «церковным делам», которые продолжались в России до весны 1923 г. Только на конец 1922 г. число жертв судебной кампании превысило 6 тысяч священников и монашествующих, не считая мирян[8]. Церкви были разграблены, как и приказал Ленин, «с беспощадной решительностью» и «в кратчайший срок»[9] . По данным И. Бунича, было расстреляно 40 тысяч священников, диаконов и монахов, а также около 100 тысяч верующих, входивших в церковные «двадцатки» и общины [10]. Чистая прибыль составила 2,5 млрд. золотых рублей. Из этих средств за границей был закуплен хлеб на 1 млн. рублей, да и то на семена, тогда как через гуманитарную Администрацию Помощи (АРА) международные организации выделили на помощь голодающей России 137 млн. долларов и спасли от смерти 22 млн. 700 тысяч человек [11]. В Орле с 18 по 20 июня 1922 г. проходил показательный суд над правящим еп. Орловским Серафимом и викарным еп. Елецким Николаем, а также четырьмя мирянами. Подсудимые виновными себя не признали. Однако решением губернского ревтрибунала еп. Серафима осудили на 7 лет в Центральную исправительную тюрьму со строгой изоляцией, а еп. Николая — на 3 года.

Но наиболее жестоким преследованиям Церковь подверглась в период сталинских репрессий. В 1932 г. Сталин объявил о начале «безбожной пятилетке» : к 1мая 1937 года «имя бога должно быть забыто» на всей территории СССР.[12]. Особенность сталинских репрессий заключалась в том, что они проводились по спускаемому сверху от руководства страны «плану». В рамках т.н. «лимита» по уничтожению «врагов народа» и органы НКВД обязаны были его выполнять[13]. Для их исполнения по всей стране действовала не только система судебных, но и внесудебных органов. В нее входили военная коллегия Верховного суда, военный трибунал, Спецколлегия, Особое совещание при НКВД, Тройка УНКВД, Особая Тройка НКВД, а также путем решений наркома внутренних дел и прокурора СССР по массовым операциям. Судя по материалам НКВД, деятельность этих органов лимитировалась, а то, что было сверх лимита передавалось для исполнения в смежные структуры. Так, например, в документе к сведениям о количестве осужденных имеется запись: « Примечание: в графе тройка УНКВД – указано количество арестованных в порядке приказа № 00447, которые за отсутствием лимитов по особой тройке были осуждены тройкой УНКВД»[14]. Репрессии осуществлялись посредством рассмотрения дел арестованных по ускоренному варианту, когда в один день выносились сотни внесудебных приговоров. Так Особой Тройкой НКВД по Орловской области за 24 дня в  ноябре и декабре 1937 года было осуждено  к расстрелу 2989  и на различные сроки исправительно-трудовых лагерей 7180 человек. Согласно сведениям о количестве осужденных по НКВД (УНКВД) по Орловской области за время с 1 октября по 31 декабря 1937 года было исполнено решений – 13314, из них ВМН – 3247, до 10 лет – 7360, до 5лет – 2476. Причем на Особую тройку НКВД (УНКВД) приходится 3000 расстрельных приговоров и 7174 до 10 лет, на решения Наркома внутренних дел и прокурора СССР по массовым операциям к расстрелу 242 и спецколлегией – 5. Всего из них «церковников» и «сектантов» к высшей мере наказания – 1130, до 10 лет – 537; бывших «кулаков» – 1636 и 5167; «уголовников» – 188 и 630; «прочий контрреволюционный элемент – 1176 и 1377». Повсеместно шли массовые аресты неблагонадежных. Активно использовалась сеть агентов, резидентов и осведомителей. Кроме того, шифром ЦК ВКП(б) от 10.01.1939 года секретарям обкомов, крайкомов, ЦК Нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД было направлено «Письмо И. Сталина о применении пыток». В нём говорилось, «что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. … Опыт показал, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. … Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и не разоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод…» [15,].

В результате, по данным комиссии по реабилитации, которую возглавлял А. Н. Яковлев, за один только 1937 год в СССР было расстреляно 85300 православных священнослужителей, всего с 1917 по 1941 год было уничтожено почти 130000[16]. Примечательно, что в 1915 г. русское православное духовенство насчитывало в своих рядах около 140 епископов, 112629 священников, диаконов, псаломщиков и 29128 монахов и монахинь, что составляло в целом 141757 человек . В начале 1941 г.в СССР русское православное духовенство насчитывало всего четыре правящих архиерея и около 500 священнослужителей на 350-400 православных храма .. Орловский край также не стал исключением.  К началу 1939 г. организованной религиозной жизни Православной Церкви на территории Орловской области не было. В начале войны в современных границах Орловской области оставались две действующие церкви: Рождественская в г. Болхове и Никольская в с. Лепёшкино Орловского района. [17]Либо на все эти данные дать одну ссылку!

«Эпохой мучеников и исповедников для России явился ХХ век» – так охарактеризовал прошедший период истории нашей Родины Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года на котором были прославлены новомученики и исповедники Российские ХХ века. Тысячи священнослужителей и мирян, принявших смерть ради веры Христовой, призывают нас не отчаиваться, внимать и проповедовать слово Божие, чтобы спасти человечество от смертных грехов, влекущих в бездну пропасти и саморазрушения.

Список использованной литературы:

  1. Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния. Кн.6, вып.1.-М., 1918. – С.72
  2. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство, 1917-1941 : Документы и фотоматериалы. – Москва : Издательство Библейско-Богословского института св. апостола Андрея Первозванного, 1996. – С. 46.
  3. Там же, С.12.
  4. Митрополит Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох.-Москва, 1995.-С.288.
  5. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство, с.12
  6. Орловские епархиальные ведомости.-1918.-№7-8.-С.166-167; №15.-С.390-391; №19.-С.496; Перелыгин А. Святые мученики Болховского уезда// Московская Патриархия.2004.-№1.-С.76-79.Он же: Русская Православная церковь в Орловском крае (1917-1953 гг.) –Орел, 2008.-С.31-36.
  7. Там же, С.69.
  8. Там же.
  9. Ленин В.И. Письмо В.М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 года //Известия ЦК КПСС.-1990, №4.-С.190-193.
  10. Бунич И.Л. Полигон Сатаны. Сб.-СПб.: Шанс,1994.-С.98-99.
  11. Там же, С.92.
  12. . Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви, 1917-1945 / Л. Регельсон. – Париж : ИМКА-ПРЕСС, 1977. – С.488
  13. Архив ИЦ УВД Орловской области. Ф.4. Д.1. Л.Л. 1-2,15,18-19, 165; Д. 2; Д. 3; Д. 76-а. Л.86.
  14. Данные по Орловской области приводятся по источнику: Ермаков В., Митрофанов Г., Гусев Б. С Богом в оккупации: Сборник.-СПб., 2002.-С.14-15; Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. (Государственно-церковные отношения в СССР в 1939-1964 годах).-М., 2000.-С.14-15.
  15. . Письмо И. Сталина о применении пыток // Реквием : Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине. – Орёл, 1998. – Т.4. – С.58-59.
  16. Данные о сталинских репрессиях против Русской Православной Церкви приводятся по источнику: Шкаревский М.В.Русская православная церковь при Сталине и Хрущеве (государственно-церковные отношения в СССР в 1939-1964 гг. – М., 2000 – С.117.
  17. ГАОО. Ф. Р-3660. Оп. 1. Д. Л. 50.

Перелыгин Анатолий Иванович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и музейного дела ОГИК (Орловский государственный институт культуры), председатель церковного историко-археологического отдела Орловско-Болховской епархии.

 

Икона дня


Православный календарь

Сегодня: 25 сентября 2018