Б.Г.Бобылев (г.Орел)

Жертвенное служение женщины-матери на поприще семейного воспитания

 Святитель Тихон Задонский пишет: «Сам Бог родителям приказует всякое тщание о добром деле воспитания иметь»; «…возлюбленный христиане, умел ты детей родить, умей же и добре воспитывать…»; «Полезно учить наукам и художествам, но учить жить по-христиански нужно; ибо всякая наука и художество без христианского жития ничтоже есть»; «Называют они вас родителями: будите убо истини родители. Родили вы их по плоти, рождайте убо и по духу; родили вы их к временной жизни: отрождайте их и к вечной жизни».

«Но почему же – спросите – родители, особенно матери, должны учить своих детей набожности и благочестию с самого раннего возраста? – вопрошал епископ Орловский и Севский Ириней (Орда), выдающийся проповедник и духовный писатель конца XIX века. – Ответ на это такой: потому что, если ребенок из младенчества воспитан будет в благочестии, приобретет религиозные навыки, усвоит церковные обычаи, тогда только можно надеяться, что он и в зрелом возрасте, когда соблазны со всех сторон окружат его, когда злые страсти станут действовать сильнее, он останется благочестивым и сохранит добрые обычаи и христианские привычки, приобретенные от матери еще на руках у нее» И далее святитель Ириней заключает:

«… Матери особенно должны наставлять детей своих в вере и благочестии и приучать их к молитве до поступления в школу. Потому-то к вам обращаюсь, христианские матери: самое лучшее наследство вы оставите детям своим, самое лучшее приданое вы приготовите дочерям своим, если дадите им истинно религиозное воспитание».

О важности примера родителей для воспитания детей  пишет Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) в книге «Сила Моя в немощи совершается»

«Примером вашим воспитывайте детей. Об этом прекрасно сказал славный проповедник русский, архиепископ Харьков­ский Амвросий: «Когда ни один член семейства не может остать­ся без вечерней и утренней молитвы, — когда отец не выходит из дома на свое дело, не помолившись перед иконами, а мать ниче­го не начинает без крестного знамения, когда и малому дитяти не позволяют дотронуться до пищи, пока не перекрестится,- не приучаются ли этим дети просить во всем помощи Божией, и призывать на все благословение Божие, и веровать, что без по­мощи Бога нет безопасности в жизни, а без Его благословения нет успеха в делах человеческих? Не может остаться бесплод­ною для детей вера родителей, когда они, при нужде и бедности, со слезами на глазах говорят: «Что делать? Буди воля Божия». При опасности: «Бог милостив». При трудных обстоятельствах : «Бог поможет». При успехе и радости : «Слава Богу, Бог по­слал». Здесь всегда и во всем исповедуется Божия благость, Божие промышление, Божие правосудие. Мать, предмет всей люб­ви и нежности для дитяти, стоит с благоговейным выражением лица и молится перед иконою Спасителя. Дитя смотрит то на нее, то на образ, — и не нуждается в длинных обьяснениях того, что это значит. Вот первый и безмолвный урок богопознания». Вот первый и самый важный урок благочестия.и правила жизни, обязательные для христианина».

Одним из важных источников примеров правильного семейного воспитания, роли матери в духовном становлении детей являются жизнеописания отечественных подвижников благочестия.

Обратившись к их тексту, мы погружаемся в особую атмосферу, царившую в русских семьях прошлого. Это касается не только семей священников, но и семей представителей всех сословий Российской империи: дворян, купцов, мещан, крестьян.  Так в описании жизни Коломенского Старо-Голутвинского игумена Назария, родившегося в купеческой семье читаем о его отце и матери: «Не имея земного богатства, они были богаты благочестием, усердно посещали церковь и за свой кроткий, смиренный нрав пользовались расположением многих граждан». И далее отмечается особая роль матери в воспитании будущего подвижника: «В особенности мать была благочестива: она и в будни ходила в церковь ко всякой службе. Кроме того, имела обычай ночью вставать на молитву, которую всегда творила со слезами; в среду и пяток часто ничего не вкушала, на Страстной неделе только однажды в Великий Четверток принимала пищу. К нищим была милостива и сострадательна. Она прожила более 80 лет и умерла почти на ногах. Ей как-то юродивый предсказал: « ты умрешь как свечка. Догорит она и погаснет: так и жизнь твоя кончится». О матери преосвященного Филарета, архиепископа Черниговского читаем: «Молитва, в особенности за детей своих была … такою потребностию для нее, что нередко вставала она в глухую полночь «без помехи помолиться Богу, с полным сосредоточием мыслей и чувств и с усердным коленопреклонением пред «Подателем всяческих. Детей своих она постоянно брала в церковь, примером своей молитвы приучая их молиться».

Другой пример – из жизнеописания основательницы Свято-троицкой Творожковской женской общины (Тобольская епархия) монахини Ангелины, происходившей из дворянской семьи. Цитирую: « Родители любили свою дочь, как лучшее сокровище, данное им от Бога. Любовь их была основана на страхе Божьем, и потому они заботились вкоренять в своей дочери с младенчества добрые привычки, предохраняющие от развития дурных наклонностей. Особенно мать воспитывала ее в разумной строгости и более всего внушала ей понимание своего долга и честного выполнения своих обязанностей. Прежде всех наук она заботилась научить дочь познанию истинного Бога и необходимости во всех случаях прибегать в молитве к отцу Небесному.»

Однако наиболее полно и выразительно описано жертвенное служение матери на поприще семейного воспитания в  «Кратком известии о жизни затворника Задонского Богородицкого монастыря Георгия» (Машурина). Отец Георгия Алексеевича Машурина был убит еще до рождения сына. Скорбь матери Анны была велика, но при этом она ни на минуту не забывает о своем долге. Автор жизнеописания повествует об этом трогательными словами: «Сердце ея раздиралось справедливою печалию о возлюбленном супруге; но забота о плоде, носимом ею под сердцем, будущем сироте, не рождённом еще на свет, и чувство самосохранения и материнского долга побуждали ее умерить свои сетования»

С момента рождения сына она всецело посвящает себя воспитанию детей (у Георгия была старшая сестра, которая умерла в раннем возрасте). Родные уговаривали ее прекратить вдовство и выйти вторично замуж (Анна была красива и молода, ей едва исполнилось двадцать лет). На это она отвечала: «Вы видите, что промыслу Божию угодно было взять у меня мужа и дать мне сына; не стану сопротивляться определениям Всевышнего и не буду искать вместо Святого Его покрова иного утешителя. Отныне все попечения  мои должны быть обращены не на себя собственно, но на детей мне оставленных». Анна всецело предается воспитанию детей, водит их часто в церковь и с самых юных лет учит при помощи молитвы прибегать к Богу. В церкви она приучала юного Георгия стоять скромно, не развлекаться посторонними предметами, но слушать внимательно слово Божие. По возвращении же домой всегда спрашивала, что именно читалось на литургии из Евангелия и Апостола. Она исправляла незрелые понятия сына о слове Божием, ласкала, когда видела из его ответов, что он в церкви был внимателен или наказывала за рассеяность земными поклонами и непозволением обедать с собою. «Таким образом посевала она в юной душе благие семена, долженствовавшие в свое время принести обильный плод», — замечает автор жизнеописания подвижника. Когда пришла пора учиться, и к мальчику приглашены были наставники, мать неотступно наблюдала за учением, осознавая это как великую ответственность перед Богом. Несмотря на то, что у одинокой Анны не было никакого другого утешения в этом мире кроме сына, она благословляет его к поступлению на военную службу в Лубенский гусарский полк юнкером. Георгий обещал ей в через год приехать для свидания, на что она возразила, улыбнувшись сквозь слезы: « Нет! Не будет этого, знай, что я с тобою прощаюсь в последний раз, и здесь тебя не увижу никогда; мы увидимся в будущей вечной жизни: там моя надежда и ожидание тебя!». Обратим внимание, сколько твердой веры, упования на Бога в этих словах, ставших последним напутствием Георгию, который, действительно, больше никогда не увиделся с матерью. Он участвует в сражениях Отечественной войны 1812 года, переживает многочисленные испытания и опасности и через десять лет после своего отъезда из дома поступает послушником в Задонский Богородицкий монастырь, где подвизается уже в другой, духовной брани. Георгий Машурин становится выдающимся  подвижником благочестия; его письма, записки и размышления,  собранные и изданные монахами Оптинской пустыни, в течение многих десятилетий являются источником благодатного наставления и утешения для многих   людей. И в этом целожизненном подвиге, этих дарах людям видится отражение и продолжение духовного подвига матери Георгия – благочестивой Анны.

Говоря о жертвенном служении женщины-матери на поприще семейного воспитания  нельзя не упомянуть о примере последней русской императрицы  Александры Федоровны. Она пишет в своем дневнике: «Бог впервые прихо­дит к детям через любовь матери, потому что материнская любовь как бы воплощает любовь Бога». «Религиозное воспитание — самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку». Дом для Государыни -«это место тепла и нежности. В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сде­лать наш дом светлым, добрым, чистым».

Следующим принципом воспитания было воспитание послушания. «Учись послушанию, пока ты еще мала, -писала Государыня своей дочери Ольге, — и ты научишь­ся слушаться Бога, когда станешь старше». Всякое свое распоряжение Александра Федоровна давала обдуманно и сознатель­но, никогда не требовала от детей невозможного и всег­да твердо помнила свои слова. Дочери были послушны матери не столько из страха наказания, сколько из страха огорчить ее.

Царица была строгой матерью. Она не допускала, что­бы дети праздно проводи ли время, они всегда были заня­ты — будь то учеба, рукоделие, спорт, прогулки, игры, чте­ние. «Даже то, что нам не нравится, мы должны делать с любовью и тщанием, и перестанем видеть то, что нам не­приятно», — пишет Александра Федоровна. Девочкам не­когда было скучать, они не были бездельницами. И этот навык очень пригодился им, когда семья находилась под арестом в Царском Селе, в заключении в Тобольске и в Екатеринбурге. Великие Княжны с отцом и преданными слугами разбивали огород в Царском Селе и в Тобольске, пилили и кололи дрова, строили горку, занимались руко­делием, ставили домашние сценки и что самое

Государыня не прятала своих детей от жизни, она ска­зала как- то, что «кроме красоты, в мире много печали». Милосердие, благотворительность были не пустыми словами в их семье, и дети всегда помогали матери. Государыня очень заботилась о нравственном воспи­тании дочерей. «Ничего нечистого, дурного в их жизнь не допускалось, — вспоминает Юлия Ден, — Ее Величество очень строго следила за выбором книг, которые они чита­ли. Их величества не имели ни малейшего представления о безобразных сторонах жизни».

Умная и строгая Александра Федоровна воспитывала своих дочерей и как будущих женщин, хранительниц до­машнего очага. «Дом и семья — этого, что держится в пер­вую очередь на женщине, и каждая девушка обязана по­нять это еще в детстве», — писала Императрица и в этом была уверена. Царица обучала дочерей основам домаш­него хозяйства, хотела видеть в них настоящих помощ­ниц: царевны вышивали, шили рубашки, гладили белье. Александра Федоровна воспитывала в них чувство долга будущих жен и матерей. Государыня была не только ма­терью для своих девочек, она была им другом…

«…Время разрушать и время строить…время разбрасывать камни и время собирать камни…» (Ек., 3,3,5 — эти слова Екклезиаста могут быть отнесены к тому,  что произошло и происходит в нашем образовании и воспитании. Много было разрушено и разбросано, но сейчас наступило время строить и собирать камни. Собирать драгоценные свидетельства и примеры, оставленные нам приснопамятными предками, благочестивыми отцами и матерями добиваться того, чтобы эти образцы стали источниками утешения и вдохновения многочисленных подвижников на современном педагогическом поприще.

Икона дня


Православный календарь

Сегодня: 26 мая 2018