Русская Православная Церковь во времена гонений безбожной власти

Русская Православная Церковь во времена гонений безбожной власти.  «Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; и мысли их – мысли нечестивыя; опустошение и гибель на стезях их». (Ис. 59,7). «Государство, отступившее от Церкви, погибнет, как погибла Византия».          Сщмч. Иоанн Восторгов. После распада в 1991 году СССР многие ранее засекреченные в прошлом документы, относящиеся к истории репрессий Русской Православной Церкви в годы коммунистического правления были открыты для исследователей, работа с которыми дала возможность историкам в достаточно полной мере увидеть и понять содержание, методы борьбы и её послед­ствия в отношении Церкви, священнослужителей и наиболее активной части верующих мирян. Внешне они выражались в форме идеологической пропаганды и атеистического воспитания. На практике без широкой огласки проводилась политика иного рода, где широко использовались методы насилия и даже физического уничтожения священнослужителей и активных приверженцев православной веры. В своём стремлении отделить Церковь от государства, партия большевиков сразу же приступила к формированию законодатель­ной базы антицерковной направленности. Издание декрета СНК от 20 января (2 февраля) 1918 года «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» вызвало протест со стороны, проходившего в то время в Москве Православного Собора определившего этот закон как «злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против неё гонения» [1]. Сущность устано­вившегося в то время политического режима заключалась в бого­борчестве, в конечном итоге уничтожении всякой религии. Русская Православная Церковь, являвшаяся наиболее крупной и влиятель­ной религиозной,  духовно-нравственной силой общества, рассмат­ривалась большевиками как главное идейное препятствие господ­ству основанной на классовой борьбе, созданной на Западе Европы Карлом Марксом, коммунистической идеологии. Повсеместно, в условиях полного произвола и беззакония, за­крывали церкви и монастыри, имущество конфисковывали, а духовенство подвергалось арестам и даже расстрелам. Репрессии...

ВОЗБУЖДАЯ ЧУВСТВА ПРЕДАННОСТИ ПРЕСТОЛУ И РОДИНЕ

 «Возбуждая чувства преданности Престолу и Родине» (к 160-летию со дня рождения И.В. Ливанского)  Священнослужитель, педагог, краевед, литератор – это далеко не полный перечень граней профессиональной деятельности замечательного орловца Ильи Васильевича Ливанского (1854-1920). Он оставил заметный след в духовной жизни Орловщины, его имя мы часто встречаем в публикациях минувших лет,  в тех или иных текстах, повествующих о событиях в истории края. Илья Ливанский родился 15(27) июля 1854 года в селе Старые Дольцы Белёвского уезда Тульской губернии в семье псаломщика [3]. С 1871 по 1877 год учился в Тульской духовной семинарии, по окончании которой в числе лучших выпускников продолжил учёбу в Московской духовной академии. В 1881 году принял священный сан и стал преподавателем Закона Божия в Орловском Александровском реальном училище и настоятелем училищной церкви Св. Александра Невского. В училище он прослужил 20 лет, одновременно являясь законоучителем старших классов Орловского Бахтина кадетского корпуса (1881-1885) и Николаевской женской гимназии (1887-1901).  Многим ученикам запомнились на всю жизнь его нравственные уроки, когда он учил их Закону Божию, «возбуждая чувства преданности Престолу и Родине» [5]. С 1901 года Илья Ливанский – священник, а с 1903 года – настоятель Богоявленской церкви в Орле и преподаватель женской гимназии Гиттерман. Образованный и эрудированный человек, Ливанский внёс большой вклад в общественную и культурную жизнь Орла. Он был активным членом местного отделения Союза русского народа, Орловской учёной архивной комиссии, товарищем председателя Орловского Петропавловского общества, председателем Орловского церковного историко-археологического общества. Его перу принадлежат исследования о просветителе вятичей Св. Кукше, Св. Тихоне Задонском, просветителе Алтая архимандрите Макарии (Глухареве), работы о митрополите Киевском и Галицком Филарете (Амфитеатрове), преподобном Тихоне Калужском, «Слова» и «Поучения» духовного содержания. Его труды печатались в орловских, тульских, калужских, полоцких «Епархиальных...

ОТДАВШИЙ ЖИЗНЬ ЗА ВЕРУ ХРИСТОВУ

ОТДАВШИЙ ЖИЗНЬ ЗА ВЕРУ ХРИСТОВУ: К ЖИЗНЕОПИСАНИЮ О. ВЛАДИМИРА ГАВРИЛОВА (ОБУЧЕНИЕ В ГИМНАЗИИ) В течение почти двух десятилетий о. Владимир (Гаврилов Владимир Георгиевич) нёс молитвенное служение в церкви Преображения Господня в селе Луплено (Хутор Лупленых) Орловского уезда Орловской губернии (ныне село Калинино Орловского района). Он был дважды репрессирован: в период сплошной коллективизации (1930 г.) и в годину «большого террора» (расстрелян в г. Орле в 1937 г.). По крупицам восстанавливается жизнеописание священнослужителя, отдавшего жизнь за веру Христову. Материалы, опубликованные в «Орловских епархиальных ведомостях», позволяют исследовать период обучения о. Владимира в Орловской духовной семинарии. В 1897 году поступив в семинарию, Владимир Гаврилов переехал из Севска, находящегося недалеко от родного села Кропотово, в губернский город Орёл. В «Списке учеников Орловской Духовной Семинарии, составленном по окончании 1897 / 98 учебного года», выделены три отделения учащихся I-го класса. В первом отделении из 38 учеников трое переводились во II-й класс по первому разряду (Никольский Вениамин – с наградою, Истомин Николай и Померанцев Иван), 25-ть – по второму разряду (из них шестеро допускались к передержке экзамена) и пятеро – по третьему разряду. Владимир Гаврилов был включён во второе отделение. Среди сорока его одноклассников-семинаристов трое перешли во второй класс по первому разряду (Васильевский Вениамин – с наградою, Рождественский Феодор и Баканов Всеволод), 26-ть учеников (среди них и В. Гаврилов) переведены по 2-му разряду (восьмерым назначена передержка экзамена) и четверо – по третьему. Шестеро остались на повторительный курс, один уволен. В третьем отделении из 29 учащихся двое (Богословский Алексей и Васильевский Иван) переводились с наградою по первому разряду, 21 ученик – по второму (один из них с передержкой), трое – по третьему. Таким образом, из общего числа семинаристов...

«НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА»: ДУШУ СВОЮ-ЗА ДРУГИ СВОЯ…

Ни одна война, пронесшаяся над Россией в Новое время, не была опозорена и оболгана в народном сознании так, как эта, «империалистическая». Ни одна не оставила такого зияющего вакуума. Ни одна не оказалась так затерта в сознании потомков как эта. «Империалистическая» сразу была перечеркнута революцией. Она «переросла в гражданскую» и как бы перестала существовать. Европа вся покрыта памятниками воинам 1914-1918 годов — у нас их нет. В мире вышли тысячи работ: мемуаров и исследований. У нас — нет. В русской литературе вплоть до «Августа четырнадцатого» зиял провал. Герои той, первой, скрывали свои награды от новой власти. По этим наградам их «отлавливали». Студенты, пошедшие в армию в 1914-м и получившие «прапорщиков» в 1915-м, были добиты в чекистских подвалах в 1920-21-м. Война добивала молодых людей-тех, кого не уничтожила в окопах первых сражений. Народ опускался в зверское состояние. Кто свяжет в целое эти картины? Солдат, искалеченный в Мазуровских болотах, лежит под скальпелем, который подаёт хирургу великая княгиня, сестра милосердия. Деревенская молодуха воет вслед поезду: «Распроклятая машина, куда милого сташшила!?» Целые поколения, угробленные в 1914-18 годах, взывают к нам из безвестности. В данном эссе хотелось бы остановиться на роли военного духовенства, героях забытой войны и орловцах-участниках той войны.· Приведем здесь весьма примечательные высказывания русских военных. «Только религия порождает состояние души, дающее счастье». (Генерал-адъютант М. Драгомиров) «…Совершенно напрасно думают некоторые, что религиозное воспитание должно даваться только священнослужителями, напротив, если нижний чин найдет отклик и поддержку в офицере в своем религиозном чувстве, то последний станет ему ближе, роднее, заменит ему отца, брата».  (Капитан 2 ранга И. Энгельман) Интересны воспоминания главного священника армии и флота Г.И. Шавельского.  Он был награжден орденами св. Георгия и св. Владимира с...

Истребление орловского духовенства Советской властью

Документальные свидетельства  об истреблении орловского духовенства  в 20-30-е  годы ХХ века Начиная, с 1992 года, когда открыли доступ к ранее секретным архивам, историки получили возможность не только получить сведения о жестоких гонениях на Церковь, но и понять скрытые от посторонних глаз механизмы государственно-партийной работы направленной на ликвидацию Русской Церкви, как самой крупной и влиятельной конфессии в Советском Союзе. Содержание, методы борьбы и её последствия в отношении Церкви никогда ранее не раскрывались и были строго засекречены. Внешне они выражались в форме идеологической пропаганды и атеистического воспитания. На практике без широкой огласки проводилась политика иного рода, где широко использовались методы насилия и даже физического уничтожения священнослужителей и активных приверженцев православной веры. В своём стремлении отделить Церковь от государства, партия большевиков сразу же приступила к формированию законодательной базы антицерковной направленности. Издание декрета СНК от 20 января (2 февраля) 1918 года «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» вызвало протест со стороны, проходившего в то время в Москве Православного Собора, назвавшего этот закон как «злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против неё гонения»[1]. Сущность установившегося в то время политического режима заключалась в богоборчестве, в конечном итоге уничтожения всякой религии. Русская Православная Церковь, являвшаяся наиболее крупной и влиятельной религиозной, духовно-нравственной силой общества, рассматривалась большевиками как главное идейное препятствие господству основанной на классовой борьбе коммунистической идеологии. Повсеместно, в условиях полного произвола и беззакония, закрывали церкви и монастыри, имущество конфисковывали, а духовенство подвергалось арестам и даже расстрелам. Репрессии против духовенства и погромы не ослабли и после того, как патриарх Тихон 25 сентября 1919 года опубликовал Послание «О прекращении духовенством борьбы с большевиками» [2]. Всего по России, по неполным данным, общее число...

ЕПИСКОП МИТРОФАН АФОНСКИЙ (ОРЛОВСКИЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ)

 Среди выдающихся религиозных деятелей Русской Православной Церкви видное место принадлежит духовному писателю, епископу Митрофану Афонскому, судьба которого была тесно связана с Орловским краем. Родился Митрофан Афонский 13 октября (25 октября по ст.ст.) 1861 года в городе Мценске Орловской губернии в семье священника Троицкой церкви Василия Петровича Афонского. В ведомости о Троицкой церкви г. Мценска за 1861 год в разделе «О причте означенной  церкви» записано: «Священник Василий Петрович Афонский, дьячковский сын, 35 лет. По окончании полного учебного курса в Орловской Духовной Семинарии в 1847-м году Ноября 27 дня уволен из оной с Аттестатом 1-го разряда и утвержден в степени студента, а в 1851-м году, февраля 18 дня, Преосвященным Епископом Смагардом, бывым Орловским и Севским и кавалером –  рукоположен к означенной церкви во Священника, 1860 года генваря 23-го дня удостоен Всемилостивейше учрежденного для Российского Духовенства бронзового на Владимирской ленте креста в память минувшей /1853 – 1856 годов/ войны; свидетельство и грамоту имеет. В семействе у него жена его Варвара Ивановна, 27, дети его: Александра, 4, Петр, 2, Митрофан, 2-х месяцев»[1]. В 1865 году священника В.П. Афонского отметили еще одной наградой – набедренником «в воздаяние за постоянно-честное поведение и усердное назидательное исполнение пастырских обязанностей, сопровождаемое  заботливостью о благолепии приходского храма»[2]. Сохранились сведения о матери Митрофана Афонского Варваре Ивановне: родилась в 1834 году в г. Мценске и была старшей из трех дочерей священника Ивана Ивановича Оболенского, служившего в Троицкой церкви г. Мценска[3]. После его смерти на это место и был определен зять Василий Петрович Афонский[4]. В «Росписи города Мценска церкви Живоначальной Троицы» за 1852 год читаем: «Священник Василий Петров Афонский, 26 лет, жена его Варвара Ивановна, 18 лет, дочь их Ольга, 5 месяцев....

Икона дня


Православный календарь

Сегодня: 19 июня 2018