Нравственный закон как основа ума

Серия учебников, учебных пособий доктора педагогических наук, магистра богословия Н.В. Маслова, дидактических разработок по духовно-нравственному образованию, выполненных под его идейным руководством сотрудниками МПА, представляет собой выдающееся, уникальное, явление в нашей педагогике. Здесь мы, по сути, имеем пример разработки педагогической целины: проблема построения системы духовно-нравственного образования и воспитания на основе святоотеческого наследия в отечественной педагогике до Николая Васильевич Маслова не ставилась и не решалась.

Ежегодно выходят новые учебные книги, выстраивающиеся в единую, тщательно продуманную и целесообразную педагогическую систему. Очередным шагом по избранному пути является выход второго тома учебного пособия «Духовные и нравственные основы образования и воспитания», значительное место в котором занимает освещение проблемы развития умственных способностей детей, являющейся одной из самых острых проблем педагогики.

Великие православные мыслители выделяют в качестве главной добродетели человека добродетель рассуждения. Святитель Игнатий Брянчанинов пишет: «В рассуждении соединены премудрость, разум, духовные чувства, отличающие добро от зла, без которых внутренний дом наш не созидается и духовное богатство не может быть собрано». Таким образом, выстраивается иерархия устройства личности человека, главенствующее положение в которой занимает ум, нераздельно связанный с духом человека, который определяется святителем Феофаном Затворником как «орган Богообщения, Бога сознающая. Бога ищущая и Богом живущая сила».

Особо следует подчеркнуть, что в данном случае ум не сводится к логической способности человека, к интеллекту, но предполагает, в первую очередь, наличие способности к различению добра и зла, правды и лжи. Господство интеллектуализма в образовании, установка на первоочередное развитие рассудка человека, насыщение его памяти всевозможными знаниями является в значительной степени следствием влияния античной дохристианской языческой традиции. Отказываясь от нравственных оценок античный «ум» дает возможность наблюдать и описывать себя и других «со стороны», отстраненно-объективно, классифицируя всех как вещи и тела. «Судите о дереве по плодам» — говорил Величайший из педагогов Иисус Христос. Мы видим плоды, которые приносит сегодня высокоинтеллектуальное, но лишенное нравственного измерения образование. Ум человека, данный ему свыше как путеводитель, как средство различения добра и зла, духовного возрастания человека, обращается в средство обеспечения максимального комфорта существования, стремления к «уютному устройству на земле без Бога» (Ф.М.Достоевский). Но это стремление в итоге оборачивается химерой, чудовищным обманом. Отказ от нравственных критериев, стремление действовать «по ту сторону добра и зла» (Ф.Ницше) приводит к безудержной и разрушительной эксплуатации природных ресурсов, к использованию циничных и лживых политтехнологий, к разработке все более изощренных орудий убийства людей, Отсутствие способности различать добро и зло, правду и ложь катастрофически  сказывается как в жизни целого общества, так и в жизни отдельного человека. Одним из важнейших условий спасения каждого из нас и человечества в целом является способность к самопознанию, к умению видеть нравственные недостатки ума, руководящего и контролирующего нашу волю, наши чувства, всю нашу осмысленную деятельность. Воспитание такой способности является важнейшей и не решаемой на сегодня в достаточной мере задачей педагогики.

Пути оптимального решения данной задачи систематически и целостно освещаются в учебном пособии Николая Васильевича Маслова. Здесь, в частности отмечается, что педагогам и родителям необходимо знать как общие, так и конкретные недостатки ума, проявляющиеся у их воспитанников. Общие недостатки ума появились после грехопадения первых людей, когда ум потерял «ясность и проницательность», все познавательные способности ослабели и были повреждены. Преподобный Фалласий пишет: Ум, одержимый страстьми, замышляет неподобающее; обнаруживаются же его мысли словами и делами».

В пособии Н.В.Маслова дается последовательный обзор ряда частных недостатков ума. Таким образом, используется дидактический аналитико-синтетический метод, предполагающий постижение единства в разнообразии, дифференцированного единства. Мы здесь наблюдаем подобие метода рассмотрения и изложения предмета и самого предмета – ума, задачей которого является постижение целого в свете нравственного закона и представление отдельных сторон этого целого в виде системы различных, соотнесенных друг с другом правильных понятий.

Одним из коренных недостатков ума является его непостоянство и изменчивость. Причиной изменчивости, указывают святые отцы, является попрание нравственного закона. Святой Иса­ак Сирин пишет, что если в душе оскудевает страх и стыд, то «ум непрестанно скитается… колеблется туда и сюда». И «в какой мере оскудевает в уме страх, в такой же начинают преобладать над ним превратность и изменчивость».. Преподобный Антоний Великий отмечает, что наш «обыкновенный ум (т.е. необразованный, лишенный знания нравственного закона ум) дает по­мышления добрые и худые, он изменчив и склонен к вещественному». Здесь имеется в виду то, что  лишенный твердых устоев ум легко  отвлекается от  задачи внутреннего совершенствования  на внешние материальные предметы. Так, дети часто не склонны сосредоточиваться на одном предмете, особенно если это сопряжено с усилием, с работой над собой. Классический пример такого поведения — болтунья Лида из памятного нам с детства стихотворения Агнии Барто
Нам за­да­ние да­но —
Чте­нье и грам­ма­ти­ка.
Я си­жу, гля­жу в ок­но
И вдруг там ви­жу маль­чи­ка.
Он го­во­рит: «Иди сю­да,
Я те­бе ири­су дам».
А я го­во­рю: «У ме­ня на­груз­ки
По-немец­ки и по-рус­ски».
А он го­во­рит: «Иди сю­да,
Я те­бе ири­су дам»…

Изменчивость и непостоянство детского ума, лишенного нравственного руководства,  из недостатка может превратиться в серьезный порок по мере взросления человека, стать источником расстройства не только личной, но и общественной жизни.

Глубокую поврежденность лишенного духовно-нравственных ориентиров сознания русской либеральной интеллигенции начала 60-х годов XIX века,  раскрывает в своем знаменитом романе «Некуда» Николай Семенович Лесков, который создает неотразимые по своей художественной силе образные формулы,  отражающие крайне рассредоточенное, изменчивое, «беспутное» состояние ума играющих в революцию аристократов,  бездумное поведение которых чревато подрывом, разрушением вековых устоев русского государства. Наивысшей степени экспрессии писатель достигает в создании образа маркизы Ксении Григорьевны  де Бараль — главы московского либерального кружка.

«Рассуждала  она  решительно обо всем,  о  чем  вы хотите, но более  всего  любила  говорить о том,  какое значение могут иметь  просвещенное  содействие  или  просвещенная  оппозиция  просвещенных  людей, стоящих на  челе общественной лестницы. Маркиза не могла рассуждать спокойно

и последовательно; она не могла, так сказать, рассуждать рассудительно. Она, как  говорят  поляки, «miala zajaca w  glowie«  («Имела зайца  в голове«(польск.), и этот заяц  до  такой степени беспутно шнырял под ее черепом, что догнать его не было никакой возможности. Даже никогда нельзя было видеть ни  его  задних  лопаток,  ни его куцого,  поджатого  хвостика.  Беспокойное шнырянье  этого торопливого зверка  чувствовалось  только потому, что из-под его  ножек  вылетали: «чела общественной лестницы«  и прочие  умные слова, спутанные в самые беспутные фразы.»

 

Изменчивость и непостоянство ума связано с неясным осознанием цели человеческой жизни, отсутствием в голове «царственной мысли» (М.Сперанский)., подчиняющей и гармонизирующей все действия человека. Преподобный Нил Синайский говорит: «Понятие ума нашего весьма несовершенно и всячески исполнено неведения»

Неведение ума святитель Феофан Затворник под­разделяет на три вида. Первый из них связан с невольным неведением: человек может сделать что-то незаконное, не узнав (хотя и стремился узнать) всех обязанностей. «Такое не­ведение человеку в полную вину не вменяется». Но бывает, что ум «не хочет узнавать об обязанно­стях по своей не любви или постоянному нехотению добродетелей. Это более предосудительный вид неведения, за свою беспечность и нерадение каждый должен будет дать ответ: «В нехотении знать долг лежит тайное хотение противного. Самое тяжкое неведение ума — когда ум не знает не только по нерадению и беспечности, но и по отвращению или презрению»

Неведение нравственного закона может стать источником мучений, отступающего от морали подспудно терзает совесть, он ищет забвения в пьянстве, наркотиках, буйных развлечениях. В качестве своеобразного наркотика могут стать житейские заботы, погруженность в бытовые мелочи, препятствующая нравственной самооценке. Надо сказать, что многие современные студенты проявляют достаточно высокий уровень нравственной чуткости, стремятся к преодолению своего духовного неведения. В апреле этого года, на Страстной неделе перед Пасхой я организовал просмотр фильма о старце Паисии Святогорце в нескольких студенческих группах. Впечатления от просмотра были отражены в эссе. Приведу два отрывка, непосредственно касающихся предмета нашего рассмотрения. Студентка архитектурно-строительного института Софья Селиванова пишет в своем эссе: «Сегодня в бесконечной суете наши головы забиты бытовыми проблемами, а действительно серьезные мысли посещают нас редко, мы откладываем размышления на потом, на конец, но никому неизвестно, наступит тот самый миг «перед», так пусть эти теплые и светлые мысли сопровождают нас на всем протяжении жизненного пути, постепенно расширяясь и углубляясь в нашем сознании, затопляя нас изнутри, всецело поглощая и произойдет та самая «бомбардировка сердца, чтобы оно излучало тепло… Я полагаю, что в абсолютно каждом человеке есть потенциал для того. Чтобы реализовать себя не только с точки зрения успешности личности, но и как человека духовного, живущего по совести, соответственно морали. Просто одни до тех пор неистово грешат против совести, пока не пройдут все круги ада и не осквернят себя до предела, чтобы в конце со вздохом облегчения осознать заблуждение и пережить минуту душевного преображения, другие со своей совестью в полном согласии, но таких мало, этих святых счастоивцев…» . . Студентка естественно-научного и гуманитарного факультета Екатерина Баландина  замечает: «Благодаря этому фильму я многое осмыслила и прочувствовала по-другому, поняла, где была не права и как действовать далее, еще больше прониклась православной верой. Они смогли объяснить словами то, что я делала автоматически, не задумываясь. Например, о том, молиться надо с сокрушением души своей, принимая боль других на себя, виня себя в том, что с ними происходит что-то нехорошее. Этот фильм имеет колоссальное значение для людей, ведь он способен вселить надежду и заставить задуматься о жизни собственной, о своем отношении к вере…Такие фильмы необходимы нам для того, чтобы на миг остановится и подумать о душе».

Рассуждения студентов свидетельствуют о присутствующем в их жизни духовном голоде. Их неведение вменится в грех не им, но нам, педагогам, медлящим помочь найти дорогу к свету своим воспитанникам.

Как указывает Н.В. Маслов,      существенными недостатками ума, обусловленными слабостью духа человека,  является также его рассеянность, мечтательность, праздность. Очень важно не допускать у воспитанников и учеников укоренения этих крайне пагубных для формирования личности детей деструктивных качеств. Святитель Василий Великий так писал об этом: «Рассеянность происходит от праздности ума, не за­нимающегося необходимым. А ум остается в праздно­сти и беспечности от неверия в присутствие Бога». Праздность расслабляет ум и «отрицательно ска­зывается на развитии умственных способностей» — подчеркивает схиархимандрит Иоанн Масло.

«Великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь создает в своих произведениях целую галерею образов, явившихся результатом пристального наблюдения недостатков человеческой души и прежде всего самонаблюдения и самоанализа. Так, пагубность мечтательности для ума разительно представлена в образе помещика Манилова:

Манилов долго стоял на крыльце, провожая глазами удалявшуюся бричку, и когда она уже совершенно стала не видна, он всё еще стоял, куря трубку. Наконец вошел он в комнату, сел на стуле и предался размышлению, душевно радуясь, что доставил гостю своему небольшое удовольствие. Потом мысли его перенеслись незаметно к другим предметам и наконец занеслись Бог знает куда. Он думал о благополучии дружеской жизни, о том, как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом чрез эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву, и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах. — Потом, что они вместе с Чичиковым приехали в какое-то общество, в хороших каретах, где обворожают всех приятностию обращения, и что будто бы государь, узнавши о такой их дружбе, пожаловал их генералами, и далее наконец Бог знает что такое, чего уже он и сам никак не мог разобрать».

Рассеянность и мечтательность ума сочетается с его развлечением.

Почему ум человека ищет развлечений? Из-за не­полноты нашего существа. Как пишет святитель Фе­офан Затворник, источник стремления к развлечениям «есть неполнота нашего существа. Чувство сей неполноты заставляет человека искать предметов для восполнения себя. <…> Очевидно, что верховным благом человека может быть только то, что вполне всесторонне его успокаивает. Такое благо есть един Бог»

«Расхищаемый развлечением ум не может взгля­нуть, как должно, ни на душу, ни на самого себя».

Согласно святителю Феофану, развлечение ума является причиной следующих недостатков:

  • слабость ума в борьбе с греховными помыслами;омрачение ума;
  • ум не различает греховных, вредных помыслов, если же явно вредный помысел, то ум «не обнару живает решительного и непримиримого несогласия с ними»;

самообольщение: «ум начинает находить в себе
достоинства и требовать признания этих достоинств
миром»

Результатом рассеянности, развлечения ума является его бесплодность

Человек с неправильными мыслями и действует неправильно, соответственно этим ложным мыслям. «Истинная мысль — источник всех благ, мысль ложная есть источник ошибочной деятельности» (Святитель Игнатий Брянчанинов). Мысль ложная несет зло, является источником злых дел. Мысль Раскольникова: «Тварь я дрожащая или право имею» — о праве преступить нравственный закон оборачивается непоправимым злом – убийством.

Нам, педагогам чрезвычайно важно доносить до наших воспитанников благую весть, понятие о нравственном законе, нравственной чистоте.

Святитель Филарет Дроздов пишет : «от нечистых понятий естественно происходят нечистые чувства, и растленное учение сопровождается развратной жизнью… »

Леность ума святые отцы называли матерью по­роков, «потому что блага, какие имеешь, расхища­ет, а каких не имеешь, не допускает приобрести» (преподобный Нил Синайский). Откуда возникает леность ума? «Человеку прису­ще внутреннее стремление приводить в деятельность свои умственные силы, но это естественное влечение без внешнего возбуждения у многих бывает слишком слабо для того, чтобы производить нужное действие. Отсюда происходит та столь обыкновенная дремота духа, во время которой человек, подобно бездушно­му истукану, имеет очи, но не видит, и уши, но не слышит.

Поэтому воспитатель должен стараться пробуж­дать дремлющие способности, занимать их при каж­дом случае и эту деятельность обращать воспитанни­ку в привычку и потребность.

Для этой цели учителя и воспитатели должны не только доставлять духовную и нравственную пищу уму своего воспитанника, но как можно чаще ста­вить его в необходимость применять свои умственные силы»( архиепископ Евсевий (Орлинский). Методика преподавания предметов должна быть  нацелена не на пассивное воспроизведение информации, но на ее глубокое освоение умом, осмысление, «переваривание». Смысл есть со-мысль и возникает в уме ученика  только тогда, когда пробуждается его ответная, собственная мысль по поводу услышанного или прочитанного. Воспитание способности плодотворно мыслить неотделимо от развития духа ученика, его способности к анализу и самоотчету.

Святые отцы советуют: «Все часы жизни прово­ди так, чтобы это было благоугодно Богу, содержи в мысли, что после настоящего часа не будет тебе дано другого и что за каждую минуту сего часа ты должен будешь дать самый подробный отчет. Помни, что цены нет тому времени, которое ты имеешь в ру­ках своих, и что если попусту потратишь его, придет час, когда взыщешь его и не обретешь. Почитай по­терянным тот день, в который, хотя и делал добрые дела, но не преодолевал своих худых склонностей и пожеланий.

Недостатки ума (изменчивость, непостоянство, неведение, мечтательность, рассеянность, праздность, развлечение, бесплодность, леность и др.) являясь следствием нарушения и забвения нравственного закона, оказываются источниками многих бед для каждого человека в отдельности и общества в целом.

Во-первых человек не понимает причин того, что с ним происходит. Срывы, неудачи ввергают его в отчаяние.

Во-вторых нравственно слепой человек оказывается неспособным к правильному выбору, что препятствует принятию оптимального решения.

В-третьих грешник лишается способности к созиданию, в основе плодотворной деятельности всегда лежит истинная мысль: только доброе дерево приносит добрые плоды.

В-четвертых, неправильные мысли несут в себе зло, являются источником вредной деятельности как для отдельного человека, так и для всего общества.

В-пятых несоблюдение нравственного закона делает человека несчастным; его мучит совесть, хотя он сам этого часто не осознает и ищет спасения в бегстве от действительности, принимающем различные формы (пьянство, игромания, наркотики, «охота к перемене мест» и пр.)

В-шестых, человек оказывается всецело порабощенным заботами житейскими, разменивает свою жизнь на мелочи. Герой второго тома «Мертвых душ» добродетельный помещик Муразов обращается к Чичикову: «Назначение ваше — быть великим человеком, а вы себя запропастили и погубили». … «Ах, Павел Иванович, — говорил Чичикову старый Муразов, — как ослепило вас имущество — из-за него вы и бедной души своей не слышите».

В-седьмых в результате дерзкого отрицания нравственного закона образуется ложное знание. Понятия извращаются, уничтожается вкус и стремление к знанию полезному и истинному. Ложное знание губит, заводит человека и общество в тупик.

Таким образом, постигая недостатки ума в свете нравственного закона, мы получаем возможность выстраивать систему работы по их преодолению. Условие успешного лечения – правильный диагноз. Новая книга Николая Васильевича Маслова помогает нам, преподавателям вузов и школ ставить такой правильный диагноз и на этой основе строить оптимальную стратегию и тактику духовно-нравственного образования и воспитания наших питомцев.

Икона дня


Православный календарь

Сегодня: 15 ноября 2018